Талмудический Винегрет. Глава Вайигаш, Талмуд, Недарим 61-67.

 

Лерефуа Шлема Шель Михаэль бен Рахель и Раиса бат Соня.

В начале нашей главы, Йехуда говорит Йосефу (Берешит 44:19): Мой господин спросил своих рабов: Есть ли у вас отец или брат? А где это написано, что Йосеф это спрашивал?

На самом деле, нигде в предыдущей главе не было упомянуто, что Йосеф расспрашивал братьев про их семьи. Но общий принцип Торы, что часто диалоги приводятся вкратце. Раз Йехуда сейчас сказал Йосефу, что он первым стал расспрашивать их про их семьи, то так оно и было, ведь не станет же Йехуда врать Йосефу в лицо (см. Хизкуни, см. также Рамбан 44:21, но см. другое объяснение у Абарбанеля).

Тора сообщает, что Йосеф дал всем братьям перемену платья (Берешит 45:22). Зачем?

Одно из объяснений: он им компенсировал порванную одежду, как сказано после того, как их обвинили в краже кубка (Берешит 44:13): И разорвали они одежды свои (Панеах Раза, Хизкуни, Тур, Рива).

У кого из сыновей Якова был лишь один сын?

У Дана (Берешит 46:23, но см. ниже).

Кто из внуков Якова умер при его жизни?

В Торе описаны только двое внуков Якова, которые умерли Эр и Онан, но это не означает, что не было других умерших внуков (см. Ибн Эзра и Хизкуни к 46:23, что возможно, и у Дана был сын, который умер).

Как Рабби Хаим Воложинер определял концепцию Тора Ли-Шма?

Понятно, что изучать Тору следует ради Всевышнего, а не из корыстных побуждений (например, не дари славы и почета). И действительно, нет диспута в том, что изучение Торы, как и любое исполнение заповедей, следует делать ради Творца, с любовью и трепетом перед Ним. В конечном итоге, мы стремимся приблизиться к Создателю, добиться двейкут - примкнуть к Нему. Обычно и выражение Тора Лишма (досл. Тора ради нее самой) понимают, как Тора Лешем Шамайим (Тора, ради Небес). Но мнение Рабби Хаим из Воложина (которое очень повлияло на мировоззрение учеников Литовских Ешив) радикально отличается от этого. Р. Хаим в своем Магнум Опусе Нефеш Ахаим (4:2, см. также его комментарий к Пирке Авот, Руах Хаим 6:1) ссылаясь на интерпретацию Роша к нашей сугие (Недарим 62а) пишет, что Тора Лишма - это буквально Тора раде нее самой, в смысле, требуется так любить Тору и хотеть ее познать со всеми ее деталями, и разобраться со всеми сложностями. Р. Хаим доказывает это из того, что мицва изучения Торы относится и к тем частям Торы, которые не ведут напрямую к трепету перед Всевышним или любви к нему. Например, чтобы понять многие из законов Незикин (ущерба и бизнеса) нужно научиться думать о том, как рассуждают жулики. Но если цель изучения Торы это только двейкут, тогда гораздо более целесообразным было бы читать Псалмы целый день. Мидраш (Шохар Тов, Техилим 1:8) же говорит, что Давид молился, чтобы занятия Техилим засчитывались как если бы человек занимался сложнейшими частями Торы Негаим и Охалот (законы ритуальной нечистоты). И еще не факт, что Всевышний принял молитву Давида. Значит, очевидно, что занятия сложными законами, по крайней мере, не менее важны, чем Псалмы. Поэтому Р. Хаим был очень против некоторых Хасидов, которые в основном изучали лишь этические книги (мусар) и не особенно уделяли время Талмуду. Но и Р. Хаим согласен, что обратное поведение (изучать лишь пильпуль сложных законов, и не изучать Мусар) неправильно (см. Нефеш Ахаим 4:7).

Какой Адар считается главным в високосный год?

В нашей сугие Мишна (Недарим 63а) сообщает, что клятва сделать что-то (или не делать) до начала Адара означает до Первого Адара, и так приводит Шулхан Арух (Йоре Деа 220:7), но он также пишет, что, по мнению Рамбама, если человек знал, что год високосный, то тогда по умолчанию имеется в виду Второй Адар. Наша сугия дальше приводит диспут Р. Меира и Р. Йехуды, какой Адар пишется стам (без номера) в деловых бумагах и вообще есть много следствий этого диспута (например, когда в високосный год отмечать Йорцайт человека, который умер в Адар, см. подробно слова ГРА к Орах Хаим 568:7, см. также Эвен Аэзер 126:7, и комментарий Баха к этой главе Тура).

Какую клятву дал Царь Цидкияху Невухаднецару?

Танах (Дивре Аямим 2:36:13) описывает, что после падения Иудеи, Невухаднецар судил Цидкияху за то, что тот нарушил клятву верности. Простой смысл, что имеется в виду клятва вассала своему сюзерену (см. Радак, Мелахим 25:6). Но наша сугия приводит такую странную Агаду (Недарим 65а): однажды Цидкияху застукал Невухаднецара, который ел живого кролика, и тот взял с него клятву, что он никому не расскажет. Позже Цидкияху не выдержал, и попросил у Санхедрина аннулировать клятву, что те и сделали (а это было неправильно, ведь нельзя аннулировать клятву другому человеку, если тот отсутствует). Поэтому Невухаднецар позже судил Цидкияху и мудрецов Санхедрина.

На что раввины были готовы ради мира?

В нашей сугие (Недарим 66б) описана история про мужа, который поклялся, что жена не будет получать от него удовольствия, если не плюнет в главного раввина Санхедрина Рабан Шимона бен Гамлиэля (по другим версиям в Рабан Гамлиэля). Согласно версии Рифа, мудрец приказал ей, чтобы она в него плюнула (ради того чтобы вернуть мир в дом этого человека), и она плюнула на его одежду. Хотя в нашей сугие не сказано, почему этот самодур так разозлился на Рабан Шимона бен Гамлиэля, можно догадаться, что наверно он ему завидовал, и возможно ревновал, когда жена хорошо отзывалась об этом великом мудреце. В Иерусалимском Талмуде (Сота 5а-б) приводится подобная история: одна женщина ходила по вечерам в Субботу на уроки Р. Меира. Однажды, когда она пришла поздно, муж не пустил ее домой, пока она не плюнет в глаз Р. Меира. Тогда Р. Меир объявил, что у него болит глаз, и вылечить его можно лишь слюной, если плюнуть в него семь раз. После того, как она плюнула, Р. Меир сказал: иди и скажи мужу: ты приказал мне плюнуть в глаз Р. Меира один раз, а я плюнула семь раз! Сказал Р. Меир, что если уж ради установления мира (чтобы муж не подозревал жену) Тора разрешила стереть Имя Творца (в воду соты), то тем более мое уважение не так важно, как мир в их доме. Другая история в нашей сугие о скромности наших мудрецов: один Вавилонский еврей женился на женщине из Израиля, которая говорила на другом диалекте Арамейского языка, и из-за этого они попадали в нелепые ситуации. Однажды, он сказал ей принести боцини (какие-то овощи), а она решила, что имеются в виду свечки. Когда она их принесла, он разозлился и сказал: разбей их о Бабу (ворота), а она решила что имеется в виду мудрец по имени Баба бен Бута. Она пошла и разбила их о его голову. Он скромно спросил: за что? Она ответила: так мне приказал муж! А, ну раз ты исполнила волю мужа, пусть Всевышний пошлет тебе двух таких сыновей, как Бава бен Бута, изрек мудрец.

Предыдущая глава