בס"ד

 

Мы благодарим Ривку Аврутину за перевод с английского.

 

Глава Вайигаш.

 

Вопросы:

 

В начале этой главы Тора описывает длинный монолог, в котором Йеуда убеждает Йосефа продать в рабство его самого вместо Беньямина. Рамбан (44:19) спрашивает о цели этой длинной речи[1], ведь то, что говорит Йеуда, всем уже известно. Более того, если Беньямин заслуживает наказания, то причем тут это воззвание Йеуды? Йосеф был добр к Беньямину, пока тот не украл его золотой кубок, и даже после этого Йосеф не разозлился настолько, чтобы наказать всю семью или приговорить Беньямина к смерти.

 

Ответ:

 

Эта встреча Йеуды и Йосефа продолжение событий, описанных в конце предыдущей главы. Когда братьев стали обвинять, то они заявили, что невиновны, и сказали, что если найдется у них во владении кубок, то все они станут рабами, а тот, в чьих вещах будет найден кубок, умрет. Но в ответ они получили решение, что будет так, как они сказали сами, но только один из них, в чьем владении будет найден кубок, станет рабом. Рамбан (44:10) объясняет их беседу. Если несколько человек вместе украли, они все получают одинаковое наказание. Но если украл один, а остальные не знали, тогда его наказывают больше. Согласно их утверждению, только один из них совершил кражу, иначе им следовало сказать, что-либо они все умрут, либо все станут рабами. Поэтому им было сообщено: Будет так, как вы сказали. Я поверю вам, что только один из вас виноват. Однако, я смягчу и осуждение, которое вы сами мне предложили. Вор станет рабом, в то время как вы не будете наказаны.

 

Позже, когда кубок был найден и братья пришли к Йосефу, все они были готовы идти в рабство. Однако, Йосеф вновь заявил, что только Беньямин станет рабом, а им всем приказал возвращаться домой с миром. После того как Йосеф настолько смягчил наказание, Йеуда приготовился умолять его пересмотреть приговор в сторону еще большей мягкости по отношению к брату.

 

Малбим (44:18) пишет, что в целом бывают два способа судить. Обычно судья исходит из уже вынесенных правил и законов. Однако, существует и другой способ, когда судья может поддаться состраданию или принять во внимание факторы, которые обычно не учитываются[2]. Например, если осуждаемый отец и добытчик семьи, живущей в бедности, и семья не имеет другого способа поддерживать себя, то заточить его в тюрьму означает подвергнуть опасности людей, не имеющих отношения к преступлению. Добрый судья может принять этот фактор к рассмотрению и заменить тюремное заключение более мягким наказанием. И пользоваться этим способом разрешено не всем. Только царю или другому важному человеку даны дополнительные силы воспользоваться наказанием по своему собственному усмотрению и включить в процесс суда дополнительные соображения или чувства.

 

Йеуда понимал, что он не победит в споре, если попросит осудить Беньямина согласно букве закона. Поскольку такое условное свидетельство, как кубок в вещах Беньямина, считалось решающим, то судьи вместе с Йосефом засчитают лишь правильным наказать Беньямина. Поэтому Йеуда подошел к Йосефу один на один, пытаясь убедить его воспользоваться вторым способом. Он начал с того, что сказал, что будет говорить только с Йосефом (а не с судьями), поскольку Йосеф сам подобен Фараону, т.е. у него есть власть и возможность судить не только согласно букве закона. Он попросил Йосефа не сердиться, поскольку его просьба состоит не в том, чтобы уйти от суда, а, напротив, чтобы воспользоваться уникальной возможностью суда согласно принципам доброты.

 

Малбим цитирует книгу Акейдат Йицхак (30:23), где Йеуда призывает Йосефа судить мягче по трем причинам. Прежде всего, согласно принципам доброты, более слабый человек не должен быть осужден наравне с сильным. Например, если наказание за некоторые преступления состоит в двадцати ударах, то слабый человек может просто-напросто умереть, если наказание будет исполнено дословно. Во-вторых, если наказание грешника может вызвать чью-то смерть, принципы доброты указывают на то, чтобы приговор смягчили. И, наконец, если жертва преступления сам судья, то в его силах частично простить преступника и изменить наказание.

 

Итак, Йеуда начал говорить, что Беньямин - слабый ребенок, самый младший в семье, привыкший к любви и заботе. Он единственный ребенок у матери, поскольку его брат по матери уже мертв, а отец любит его больше всех. Этот ребенок не вынесет ярма рабства и может легко умереть при таких условиях! Йеуда также упомянул, что отец Беньямина умрет, узнав, что произошло с его любимым сыном. Согласно принципам милосердия, их отец не заслуживает такого жестокого наказания, потому что сам он не сделал ничего дурного.

 

Йеуда также объясняет, как, по просьбе Йосефа, Беньямин попал в Египет. И раз Йосеф заявил, что никто не может видеть его лица, если не приведут своего младшего брата, у них не было другого выбора. Заяви Йосеф, что они никогда не увидят его лица, у них все равно осталась бы надежда прийти к нему и умолять его о прощении. Но раз Йосеф сказал, что к нему можно войти, лишь приведя с собой Беньямина, они последовали этому указанию: если бы они пришли без Беньямина, он попросту отослал бы их, пока его не привели бы к нему. Поскольку Йосеф настоял, чтобы Беньямина привезли в Египет, то было бы только правильно, если бы Йосеф сам защитил его от закона. И причина этому состоит в том, что нехорошо причинять вред, даже если это делается непреднамеренно[3]. Если бы не Йосеф, то Беньямина никогда не привезли бы в Египет и эти ужасные обстоятельства никогда бы не произошли.

 

Наконец, Йеуда попросил Йосефа изменить приговор, потому что совершенное преступление касалось его самого. Более того, сам он при этом ничего не потеряет. И раз Йеуда сильнее и лучше приспособлен для рабства, то он будет более на своем месте, чем слабый Беньямин. А если Йосеф спрашивает, почему он так рвется в рабство вместо Беньямина, то Йеуда объясняет, что он гарант безопасности Беньямина. Если бы эта гарантия была дана Беньямину самому, то Йосеф мог бы заявить, что тот нарушил закон, совершив кражу, и потерял протекцию. Однако, гарантия была дана их отцу и поэтому остается нерушимой. И чем быть грешником перед собственным отцом, Йеуда предпочел бы рабство.

 

В этот момент Йосеф открывает свое лицо. После объяснения того, кто он, он немедленно берется за дело и посылает братьев привезти его отца и остальных членов семьи в Египет. Фараон позволил ему воспользоваться колесницами (агалот) для перевозки. Согласно мнению наших мудрецов (Берейшит раба 94:3, Раши 45:27), колесницы послужили Якову свидетельством того, что Йосеф остался праведником, даже живя в аморальном Египте. Последняя мицва, которую Яков изучал с Йосефом, прежде чем они расстались, была мицва эгла аруфа[4]. Таким образом, Йосеф мог показать отцу, что все еще помнит, чему тот его учил. Эта мицва применяется, когда за пределами города находят мертвое тело и не могут выяснить личность убийцы. Вполне вероятно, что Яков, с тех пор как ему сообщили, что Йосеф убит, многократно думал так: Как только я мог отпустить его одного? Это был знак Небес, что мне нужно было бы об этом подумать! Последняя алаха, которой я научил его, - это убийство за пределами города. Теперь, когда агалот прибыли к Якову, его дух возрадовался. Агалот были знаком того, что Йосеф все еще жив, хотя и находится где-то далеко.

 

Яков знал, что его детям грозит долгое изгнание. Он понимал, что тем, что приедет в Египет, он только приведет к его исполнению, поэтому он послал Йеуду приготовить первую ешиву (См. Раши 46:28 от имени мидраша Танхума, Вайигаш, 11). Рамбан и Рабейну Бахье (47:29) пишут, что приезд Якова в Египет был подготовкой к римскому изгнанию[5]. Египетское изгнание произошло из-за братской вражды. Также римляне получили власть над Израилем из-за того, что два брата враждовали. Оба хотели быть царями, и пригласили Рим рассудить между ними[6]. Также и война, которая привела к разрушению Храма, началась из-за вражды, когда последний царь стал просить Рим о помощи в подавлении евреев[7]. Наши мудрецы (Талмуд, Йома 9б), таким образом, учат нас, что второй Храм был разрушен из-за беспричинной ненависти. Мы пробыли в изгнании почти две тысячи лет, но даже в самое темное время мы знали, что хотя Тора предсказала наше наказание, то она же предсказывает наше возвращение и обновление[8]. И каждый день мы продолжаем надеяться на скорый приход Машиаха.

 

Перейти к следующей статье

 

Перейти к предыдущей статье

 

 

 

 

 



[1] В этих стихах Раши идет вслед за Мидрашами (Берейшит Раба 93:6, Танхума, Вайигаш 5) и объясняет, что некоторые слова Йеуды были предупреждением и даже скрытой угрозой. Однако, согласно уровню пешат (простое значение), многие комментаторы (Рашбам, Рамбан, Сфомо, Ор Ахаим Акодеш, Хэмек Давар) сходятся в том, что Йеуда взывал к милосердию.

 

[2] Это тоже известное понятие. См. Например ГРА в комментариях к Мегилат Эстер ( 1:13), где Ахашвейрош спросил своих советников, которые знают времена, дать ему совет, как осудить царицу Вашти. ГРА объясняет выражение которые знают время как призыв судить согласно зову времени, а не согласно букве закона. В этом случае, нужно было учесть тот факт, что судят саму царицу.

 

 

[3] См. Талмуд Сангедрин 95а. Даже, несмотря на то, что Давид был не виноват в том, что город Нов был разрушен, но поскольку он невольно вызвал это, то ему полагалось наказание. См. также Тешувот Маарив, 125, Тешувот Маарам Милубин, 44, Тешувот Ноде БэЙеуда Кама, Орах Хаим, 34; Тешувот Цемах Цедек Акадмон, 93; Тешувот Вэанагот 1:823; Беер Эйтив, 603 касаемо раскаяния людей, которые нечаянно и непреднамеренно явились причиной чьей-то смерти.

 

[4] Слово эгла (телка) пишется так же, как слово колесница, возможно, потому что колесницы тянули быки.

 

[5] Согласно Рамбану, трое праотцев приготовили изгнание в три страны, куда после пришлось попасть их детям: Авраам, спустившись, в Египет, приготовил египетское изгнание; Ицхак, спустившись в землю Плиштим, приготовил вавилонское изгнание, а Яков и его семья отправились в Египет, чтобы проторить дорогу для нашего римского изгнания.

 

[6] См. Раши к Шир аширим 6:12. См. Также Талмуд Менахот 64б.

 

[7] См. Дорот Харишоним Амилхама Бехлаль.

 

[8] См. Талмуд Макот 24б.