Спасибо, сердце, что ты умеешь так любить!

Памяти моего отца Элиезера Мойше Хаима Пинхасика посвящяется.

В маленький Пурим остановилось большое сердце человека, столь бескорыстно любившего Бога и людей, моего отца. При жизни его сердце не знало покоя. Вероятно, в еврейских генах заложено стремление помогать людям любым способом, что называетсячерез не могу. Кто бы мог подумать, что человек, бегущий по столице Белоруссии Минску с двумя большими сумками, полными лекарств и продуктов, озабочен не возможностью получения скорой прибыли, а лишь стремлением помочь тем, кто по каким-либо причинам нуждался в его помощи. Скромный ветврач, получавший 90 рублей в месяц, тратил свои скудные гроши на лекарства для стариков, больных, инвалидов. Сотрудник отдела по борьбе с экономической преступностью, однажды посетивший отца, удивлялся, как человек, достававший сверхдефицитные лекарства и продукты(в стране тотального дефицита даже деньги не всегда помогали), мог терпеть убыток вместо прибыли.

Никакие воды не могут смыть любовь,- говорится в еврейской песне Шир а Ширим. Любовь моего папы к Богу и людям ничто не могло остановить. Даже КГБ! В праздники и будни он находил время посещать синагогу, чтобы молиться о здоровье и благополучии далёких и близких. Однажды сотрудник КГБ, вызвав моего папу из синагоги, сказал ему:Почему вы здесь? Вы же молодой человек. Мы сообщим на вашу работу. Перестаньте поддаваться мракобесам! Но мой папа не перестал! Поняв, что сотрудники КГБ посещают синагогу лишь в еврейские праздники, отец уезжал на это время в маленький белорусский городок Борисов, где он учился и молился под руководством раввина Файве Заркина(благословенна память праведника).

Многие говорили мне:Как можно было в Советском Союзе быть религиозным, соблюдать все предписания Гашема и при этом иметь семью, детей. Можно. Если хочешь, если любишь! Когда мой папа женился, он жил в квартире вместе с родителями жены. Чтобы стать на очередь на квартиру, нужно было иметь меньше 6 квадратных метров на человека, а очереди тянулись годами, десятилетиями, купить квартиру было невозможно. Родители моей мамы были очень хорошими людьми, может быть, в душе они верили в Бога. Но они боялись, боялись, что религиозный человек может навлечь преследования на всю семью. В итоге мой папа сам готовил себе кашерную пищу, а его идеи помощи людям из собственного скудного заработка порой встречали полное непонимание. Но мой папа не сдавался! Мягко, но настойчиво вводил он мою маму в иудаизм. И любовь сделала чудо. Мои родители в конце концов получили отдельную квартиру, и моя мама стала соблюдать всё, всё, как настоящая ребицин.

Многие люди, уходя на пенсию, теряют свою жизненную активность. Но не мой папа! Став председателем религиозного объединения евреев Минска, он снова использовал все свои связи, всё своё влияние на помощь людям. Минским старикам, посещавшим синагогу, давали 15 доллапов. Для них тогда это были большие деньги, поскольку их маленькой пенсии не хватало на лекарства и продукты, надо было выбирать что-то одно. Но вот однажды что-то случилось со спонсорами, и старикам перестали платить. Тогда мой папа, отправив десятки писем в Богатую Америку, добился восстановления этой помощи. Всё своё свободное время он отдавал Богу и людям. Синагога далеко от дома? В субботу нельзя пользоваться транспортом? Мой отец тратил на дорогу в синагогу два часа, но не нарушал Шаббос. В Минске нет резника, (шохета)? Мой папа заканчивает в Москве специальные курсы, и в Минске люди могут приобретать кошерное мясо. Почему Бог не дал мне этого, не дал того? У моего отца не было таких вопросов. Он умел быть благодарным и в радости, и в горе. Как правило, каждый человек может припомнить хотя бы один случай, когда только явное чудо спасло ему жизнь. Мой отец помнил каждый такой случай и не уставал рассказывать его знакомым и незнакомым. Каждого, кто сделал ему или его семье хоть что-то хорошее, папа вспоминал всю оставшуюся жизнь. Один человек нашёл и отдал папе его кошелёк с несколькими долларами. Папа не уставал благодарить этого человека при каждой встрече. Для каждого отец находил доброе слово, старался чем-то накормить, дать благословление.

Больное сердце заставило папу переехать в Америку. Здесь он уже не мог бегать с большими сумками, раздавая продукты и лекарства людям. Однако, очевидцы рассказывают, что и в Америке папа собрал большую сумму денег, чтобы в Минске сделали операцию и спасли жизнь смертельно больному еврею. Там, где не могут работать ноги, работает сердце. Братик, сестричка, я молюсь за тебя,- так он обращался ко всем. И он молился искренне, от всего сердца. У папы был большой список людей, за которых нужно молиться. Одному нужно здоровье, другому муж или жена, третьему- заработок. От себя и от имени Тожского ребе(тот разрешил отцу давать благословления от своего имени)папа благословлял каждого еврея. Многие его благословления сбылись. Удивительная энергия исходила от его благословлений, потому что они шли из глубины сердца. Себе же он просил только одного- здоровья,чтобы и дальше служить Всевышнему и помогать людям. Но не выдержало сердце, вероятно, слишком тесно ему было здесь, оно рвалось вверх, в мир истины.

Папа любил рассказывать, как один из больших раввинов Израиля Аммон Ицхак вылечил больного раком мальчика. Пообещайте выполнить дополнительную мицву, и мальчик будет здоров,- говорил раввин людям. И люди обещали и выполняли: соблюдали субботу, надевали тфиллин, учили Тору... И мальчик выздоровел! Пусть же дополнительная мицва будет лучшим подарком моему отцу, который не жалея сил помогал людям и приводил их ко Всевышнему.